Жизнь и творчество Достоевского. Анализ произведений. Характеристика героев




Признание Раскольникова в убийстве Соне

Соня Мармеладова была единственным человеком, которому доверил свою страшную тайну Раскольников. 
priznanie raskol'nikova sone, priznanie raskol'nikova v ubijstve sone
Он "выбрал" Соню, потому что почувствовал в ней родственную душу - грешную и глубоко страдающую.

Признание Раскольникова Соне - очень важный эпизод романа. В этом же эпизоде Раскольников рассказывает Соне о своем разочаровании в своей теории.

Почему Раскольников признался Соне в преступлении?


Соня и Раскольников познакомились в трагический момент. Они встретились в день, когда под колесами коляски погиб ее спившийся отец - Семен Захарович Мармеладов.

Соня, как известно, пошла "по желтому билету", чтобы заработать на жизнь себе, отцу-пьянице Мармеладову, мачехе Катерине Ивановне и троим детям мачехи.




Признание Раскольникова в убийстве Соне состоялось на квартире у Сони, спустя примерно неделю после самого преступления

Любопытно, что Соня и Раскольников были знакомы всего около трех дней. Но этого времени было достаточно Раскольникову, чтобы довериться Соне и раскрыть ей свою тайну. 

Раскольников не признался ей прямо в преступлении. Он сказал, что знает человека, который убил старуху. Он рассказал некоторые детали преступления. И спросил у Сони, догадывается ли она теперь, кто убийца. Соня догадалась, что убийца - Раскольников. 

После признания Соня и Раскольников поняли, что только они могут понять друг друга и что им суждено идти дальше вместе.

(В романе признание Раскольникова в убийстве Соне можно найти в Части 5, в IV главе.)  

Признание Раскольникова Соне: фрагмент из романа 


Вот как произошло признание Раскольникова Соне

"... — Я сказал, уходя, что, может быть, прощаюсь с тобой навсегда, но что если приду сегодня, то скажу тебе… кто убил Лизавету.
 Она вдруг задрожала всем телом.
 — Ну так вот, я и пришел сказать.
 — Так вы это в самом деле вчера… — с трудом прошептала она, — почему ж вы знаете? — быстро спросила она, как будто вдруг опомнившись.
 Соня начала дышать с трудом. Лицо становилось все бледнее и бледнее.
 — Знаю.
 Она помолчала с минуту.
 — Нашли, что ли, его? — робко спросила она.
 — Нет, не нашли.
 — Так как же вы про это знаете? — опять чуть слышно спросила она, и опять почти после минутного молчания.
 Он обернулся к ней и пристально-пристально посмотрел на нее.
 — Угадай, — проговорил он с прежнею искривленною и бессильною улыбкой.
 Точно конвульсии пробежали по всему ее телу.
 — Да вы… меня… что же вы меня так… пугаете? — проговорила она, улыбаясь как ребенок.
 — Стало быть, я с ним приятель большой… коли знаю, — продолжал Раскольников, неотступно продолжая смотреть в ее лицо, точно уже был не в силах отвести глаз, — он Лизавету эту… убить не хотел… Он ее… убил нечаянно… Он старуху убить хотел… когда она была одна… и пришел… А тут вошла Лизавета… Он тут… и ее убил.
 Прошла еще ужасная минута. Оба все глядели друг на друга.
 — Так не можешь угадать-то? — спросил он вдруг, с тем ощущением, как бы бросался вниз с колокольни.
 — Н-нет, — чуть слышно прошептала Соня.
 — Погляди-ка хорошенько.
...

 — Угадала? — прошептал он наконец.
 — Господи! — вырвался ужасный вопль из груди ее. Бессильно упала она на постель, лицом в подушки. Но через мгновение быстро приподнялась, быстро придвинулась к нему, схватила его за обе руки и, крепко сжимая их, как в тисках, тонкими своими пальцами, стала опять неподвижно, точно приклеившись, смотреть в его лицо. Этим последним, отчаянным взглядом она хотела высмотреть и уловить хоть какую-нибудь последнюю себе надежду. Но надежды не было; сомнения не оставалось никакого; все было так! 
...

 — Что вы, что вы это над собой сделали! — отчаянно проговорила она и, вскочив с колен, бросилась ему на шею, обняла его и крепко-крепко сжала его руками.
 Раскольников отшатнулся и с грустною улыбкой посмотрел на нее:
 — Странная какая ты, Соня, — обнимаешь и целуешь, когда я тебе сказал про это. Себя ты не помнишь.
 — Нет, нет тебя несчастнее никого теперь в целом свете! — воскликнула она, как в исступлении, не слыхав его замечания, и вдруг заплакала навзрыд, как в истерике.
 Давно уже незнакомое ему чувство волной хлынуло в его душу и разом размягчило ее. Он не сопротивлялся ему: две слезы выкатились из его глаз и повисли на ресницах.
 — Так не оставишь меня, Соня? — говорил он, чуть не с надеждой смотря на нее.
 — Нет, нет; никогда и нигде! — вскрикнула Соня, — за тобой пойду, всюду пойду! О господи!… Ох, я несчастная!… И зачем, зачем я тебя прежде не знала! Зачем ты прежде не приходил? О господи!
 — Вот и пришел.
 — Теперь-то! О, что теперь делать!… Вместе, вместе! — повторяла она как бы в забытьи и вновь обнимала его, — в каторгу с тобой вместе пойду! — Его как бы вдруг передернуло, прежняя, ненавистная и почти надменная улыбка выдавилась на губах его."

Это был фрагмент из романа с признанием Раскольникова в убийстве Соне. Этот эпизод целиком можно найти в Части 5 Главе IV романа. 

Комментариев нет: